МБУ городского округа Анадырь "Публичная библиотека им. Тана-Богораза"
  • меню

    Поэт Борин Б.М. (Блантер)

    Понедельник, 20 мая 2013

    Родился Михаил Блантер на Украине в Харькове 23 мая 1923 года. Закончил десятилетку в Москве и семнадцатилетним юношей в 1941 году ушел добровольцем на фронт.
    В 1947 году после демобилизации, когда ему было 24 года и за плечами II Мировая война, поступил в Московский библиотечный институт, после окончания работал в библиотеках столицы, позже – журналистом в редакциях журналов «Знание-сила», «К новой жизни», литературным сотрудником газеты «Лесная промышленность». В октябре 1968 года переехал на Колыму, работал в районной газете «Заря Севера».
    Вскоре Борис Блантер переехал на Чукотку, в Анадырь и работал корреспондентом, а затем ответственным секретарем окружной газеты «Советская Чукотка». Журналистская судьба Бориса Блантера складывалась успешно – его ценили, печатали, его очерки выходили в газетах и журналах в Москве и Магадане.


    Владимир Христофоров в книге «Оленья тропа» писал: «В литературу Блантера вывела журналистика. Именно журналистика дала ему счастье владеть многими жанрами профессионального писателя. Он мог написать в журнал «Знание – сила» научное эссе о методах варки стали, перевоплотиться и создать полновесное фантастическое произведение, стихи, прозу. Ему просто явно не хватало одной жизни…»
    Но главной темой его творчества всё же были стихи о Великой Отечественной войне. Стихи Борис Борин начал писать еще на пороге юности, затем - сразу после войны, но, по-настоящему, его поэтический талант раскрылся на Севере, в зрелом возрасте.
    Борис Михайлович признавался: «Мне казалось, что поэты вроде бы уже всё сказали о войне. Прошли годы. Почти 30 лет, и я увидел, что на выжженном поле войны есть кусочек, который знаком только мне. Знаете, это как человек, молчавший долгое время и вдруг заговоривший».
    Его первая поэтическая книга «Разведка боем» увидела свет, когда автору было уже за пятьдесят, в 1975 году, и Борис Михайлович признавался, что выпускал её с большой робостью. Но книга получила признание у читателей, и поэт понял, что ему есть о чем рассказать молодому, новому поколению, что он просто не имеет права молчать.


    Кто говорить меня уполномочил?
    Военных лет друзья,
    Убитый в 45-м пулеметчик,
    Дороги фронтовая колея…


    За первой книгой последовали поэтические сборники «Незакатное солнце» (1977), «Эхо» (1981), «Связной» (1983), которые получили высокую оценку читателей. Смысл поэтического творчества Борис Борин видел в том, чтобы создать мост между грядущими поколениями и тем тяжелым военным временем, в котором он хоронил убитых друзей.
    «Мне кажется, через мой голос они тоже говорят. Во мне живет необходимость напоминать о них, пусть не по фамилии. Память об ужасах минувшей войны должна отодвигать возможность повторения великого людского горя» - писал Борин.


    А память теребит, и мечется,
    и не дает покоя мне,
    ей хочется увековечиться –
    не гаснуть бликом на стене.
    Она мне каждый день подсказывает:
    - Скорее это запиши!
    Мне что-то каждый день показывает,
    сама острит карандаши.
    Она проходит вереницею –
    не отличу, не запишу,-
    небритыми чужими лицами,
    прикладом, вскинутым к плечу,
    горящим танком на Орловщине –
    примет конкретных никаких,-
    вот только в пашню развороченную
    навечно врезаны катки
    (а гусеница взрывом сорвана,
    как борона на борозде…).
    Колосья прикипели зернами
    к газойлем пахнущей беде.


    Он прошел всю войну
    - служил артиллеристом, разведчиком, связистом, воевал на Брянском и Белорусском фронтах. Был ранен, награждён Орденами Отечественной войны двух степеней, Красной Звезды, многими медалями, но друзья по перу вспоминают его человеком очень скромным.
    Владимир Христофоров вспоминал: «Борис Михайлович был невелик ростом, ходил всегда как-то бочком, боялся чукотских пург и морозов и почему-то всегда вызывал у нас улыбку – добрую улыбку. Наверное, потому, что сам Борис Михайлович обожал хохмы, любил крепкие казарменные словечки, за которыми чувствовался его обостренно-иронический взгляд на жизнь. А за всем этим скрывалась нежная душа… Война – ненормальность, жестокая аномалия. Ломались не только судьбы – души!»
    Михаил Эдидович писал: «К слову, фронтовик, полный кавалер ордена Отечественной войны, кавалер ордена Красной Звезды, ветеран труда Борин никогда и ничего не просил. Он дожил свой век на улице Отке города Анадыря в квартире, каких уже давно не строят: без ванны, без горячей воды… на это далеко не каждый нынешний новосел соглашается… а Борис Михайлович жил, носил крытый выцветшим сукном кожушок, матерчатую обувь, заячью (не норковую, даже не пыжиковую!) ушанку и писал…»
    Всю жизнь он пронес боль в сердце от того, что молодость его была навечно отравлена войной.


    Словно я весенней гулкой ранью
    Проскакал на розовом коне.
    С. Есенин
    Отыскать бы в молодость тропинку,
    тропку, стежку, неприметный след,
    чтобы снова стали мне в новинку
    восемнадцать или двадцать лет.
    У сапог солдатских мир развернут,
    и еще сговорчива судьба.
    Пионерским незабытым горном
    кажется военная труба.
    Только что ты врешь, слепая память!
    Вспомни грохот, плотный и густой,
    рану с заскорузлыми бинтами,
    с темною, предсмертной маетой,
    черный снег, разбросанный разрывом,
    «мессершмитта» черные кресты.
    Как из этой юности счастливой
    если не уйти, то уползти…
    Биографий не было отдельных
    в нашем поколении войны,
    под настильным и косоприцельным
    были все воистину равны.
    И быть может, это сопричастье
    времени, народу и стране
    отложилось в памяти
    как счастье –
    молодость на розовом коне.


    Умер Борис Блантер в 1984 году в городе Анадыре.

    19
    апр
    Задать вопрос